Существует легенда, что один из главных поэтов Серебряного века отразил в своих произведениях предчувствие собственной казни, которая произошла в 1921 году. Мы проверили, есть ли основания так считать.

Утверждения о том, что Гумилёв предвидел собственный расстрел, есть в посвящённых поэту материалах, опубликованных на порталах Pravda.ru и «Паранормальные новости», об этом говорили и в эфире «Радио Свобода». На ресурсе «Фактрум» Гумилёва включили в список «поэтов и писателей, предсказавших свою смерть».

Даже спустя сто лет после смерти Гумилёва мы не знаем всех подробностей его гибели. 3 августа 1921 года поэта арестовали по подозрению в участии в заговоре. 1 сентября было опубликовано постановление Петроградской ГубЧК о расстреле, выданное 24 августа. Гумилёва вместе с другими приговорёнными казнили ещё до конца августа, но точная дата долгое время была неизвестна. Только в 2014 году петербургские историки установили, что поэта расстреляли в ночь на 26 августа 1921 года. Где именно это произошло и где искать могилу Гумилёва — неизвестно до сих пор. В 1992 году расстрелянного поэта посмертно реабилитировали.

Авторы многих текстов, где упоминается предсказание Гумилёвым собственного расстрела, ссылаются на стихотворение «Рабочий». В этом произведении поэт пишет о пуле, которая «просвищет над седою, вспененной Двиной» и «отыщет грудь мою». К расстрелу в окрестностях Петрограда Двина точно не имеет никакого отношения. Всё становится более понятным, если учесть год написания стихотворения — 1916-й. Как раз весной того года Гумилёв был на фронте, на территории современной Южной Латвии — там и протекает река Западная Двина (она же Даугава). Судя по всему, речь в отрывке идёт вовсе не о расстреле, а о гибели на войне.

Список «пророческих» стихотворений Гумилёва не ограничивается «Рабочим». Упоминают, в частности, стихотворение 1917 года «Я и вы», также известное как «Да, я знаю, я вам не пара», в котором есть строки: «И умру я не на постели, // При нотариусе и враче, // А в какой-нибудь дикой щели, // Утонувшей в густом плюще». С реальными событиями это «предсказание» объединяет только то, что поэт действительно умер не своей смертью. Достоверных сведений о том, что его расстреляли «в дикой щели, утонувшей в густом плюще», нет. В качестве примера пророчества приводят также стихотворение «Мои читатели» — в нём, как и в уже упомянутых, присутствует мотив смерти, однако никакие детали с расстрелом Гумилёва не совпадают.

Найти другие стихотворения, в которых Гумилёв сколько-нибудь точно предрекает именно собственную казнь, нам не удалось. Мнение о пророческом стихотворении (или даже пророческих стихотворениях) появилось вскоре после расстрела — например, в статье Юлия Айхенвальда 1922 года, где автор рассуждает в том числе о теме смерти, которая часто встречается в творчестве Гумилёва. Вдова поэта Анна Ахматова в своих воспоминаниях писала, что «Гумилёв — поэт ещё не прочитанный. Визионер и пророк. Он предсказал свою смерть с подробностями вплоть до осенней травы». Возможно, более точное «предсказание» имело место в частной беседе или не сохранившемся до наших дней стихотворении, но формального подтверждения обнаружить не удалось.

Легенда

Что означают наши вердикты?

Почитать по теме:

  1. Д. Огнев. Образ смерти-рабочего у Н. С. Гумилёва в свете творческой эволюции
  2. Е. Степанов. Поэт на войне
  3. Заметки Анны Ахматовой о Николае Гумилёве

Поделитесь с друзьями