Правда ли, что Андрею Стаханову пришлось взять имя Алексей из-за опечатки в газете «Правда»?

Согласно популярной легенде, самый известный шахтёр Советского Союза был вынужден сменить имя из-за курьёзной ошибки в центральной газете. Мы проверили, правда ли это.

Вот что сообщает об этой истории РИА «Новости»: «Андрей Стаханов проснулся знаменитым 75 лет назад, утром 31 августа 1935 года. <…> О заранее спланированном подвиге рабочего, якобы лично добывшего за смену 102 тонны угля вместо положенных семи, немедленно протрубила газета "Правда". Но в телеграмме с шахты не было указано полное имя героя, а только инициал "А.". Журналисты, недолго думая, решили, что его зовут Алексеем. Когда же ошибка выяснилась, товарищ Сталин сказал: "Газета «Правда» ошибаться не может". Пришлось подвижнику менять паспорт и превращаться в Алексея. Как он к этому отнёсся, осталось неизвестным, да и опять-таки никто его не спрашивал. Хорошо хоть не заменили имя номером, как узникам сталинских лагерей. С того хорошо подготовленного подвига и началось стахановское движение. Наш герой продолжал бить рекорды, причём его помощники по-прежнему оставались безымянными».

Известный советский журналист Ярослав Голованов в своих «Заметках вашего современника» подтверждает легенду, но приводит иную цитату Сталина: «Алексей… Красивое русское имя… Мне нравится». С теми или иными подробностями эту историю также сообщают BBC, Lenta.ru и «Москва 24». На «Рамблере» же уточняется, что Стаханова звали не то Андреем, не то Александром.

Оставим в стороне вопросы искусственности рекордов Стаханова или его сломанной жизни — они требует отдельного подробного расследования. Нас интересует сугубо вопрос смены имени.

Излишне говорить, что после своего рекорда А. Г. Стаханов (назовём его так для корректности) стал культовой личностью. В советское время о нём были написаны десятки книг и опубликованы сотни интервью, да и сам шахтёр отметился мемуарами. Однако в них вопрос вынужденной смены имени не затрагивался. Это и понятно — если авторитет Сталина в последние годы жизни Героя Социалистического Труда (Стаханов скончался в 1977-м) был поставлен под серьёзные сомнения, то реноме газеты «Правда», главного органа советской печати, опускать было нельзя.

«Газета.ru» отмечает, что та самая заметка в «Правде», которая изменила жизнь шахтёра, вышла «спустя пару дней» после его впечатляющего достижения и называлась «Рекорд забойщика Стаханова». Действительно, на последней странице «Правды» за 2 сентября 1935 года есть маленькая заметка:

Как видим, в ней рекордсмен назван просто «тов. Стахановым», без имени. Выходит, что если Стаханова и «переименовала» статья в «Правде», то как минимум не первая.

В 2012 году по случаю 35-летия со дня смерти Алексея Стаханова украинская газета «Сегодня» связалась с его дочерью Виолеттой. Среди прочего журналист затронул и вопрос смены отцом имени. Виолетта Стаханова родилась в 1940 году, поэтому не была свидетелем известных событий, но вот что она ответила: «Дома я никогда не слышала, чтобы кто-то звал его Андреем. Когда мы приезжали на его родину в Орловскую губернию, сёстры всегда называли отца Лёшкой. Клавдия родилась в 1933 году — старшая сестра, брат родился в 1934-м — ещё до рекорда, и у них тоже отчества Алексеевичи. Вообще, в нашей семье никогда не говорили, что отца звали как-то по-другому. Мама мне всё рассказывала, не думаю, что она упустила бы переименовку. Да и у Стахановых родственников Андреев не было, зато был прадед Алексей. Это же уже традиция — называть в честь деда или прадеда. Мы тоже внука Алексеем назвали, в честь деда. Ему сейчас 17, школу заканчивает».

В другом интервью Виолетта Стаханова рассеяла слухи о том, что настоящая фамилия её отца была Стаканов.

Самое раннее упоминание выражения «"Правда" не может ошибаться» и его вариаций в доступной печати датируется 1978 годом. В зарубежном собрании сочинений Александра Солженицына оно объясняет, почему один из рассказов писателя, некогда опубликованный в главной газете страны, позднее, в период его опалы, никогда не критиковали в советской печати. А вот в связи со Сталиным или Стахановым подобная цитата в советское время не публиковалась. Что касается цитаты, приведённой Ярославом Головановым («Красивое русское имя»), то в его заметках она датирована февралём-мартом 1984 года. До этого в указанном контексте она также не встречается.

Откуда же тогда появилась история о Стаханове, не находящая подтверждения ни в печати, ни в сообщениях родственников? Где её корни?

Во многих статьях об именитом шахтёре упоминается его коллега Никита Изотов, также работавший в Донбассе и за три года до стахановского рекорда организовавший своё, изотовское движение по повышению квалификации рабочих. Он же стал одним из зачинателей стахановского движения, перекрыв потом достижение своего именитого коллеги.

Так вот, ещё в 1960-е годы во многих изданиях вышла биография Изотова, написанная журналистом Семёном Гершбергом и позднее даже вошедшая в серию ЖЗЛ (том «Новаторы»). Из неё можно узнать, что изотовское движение зародилось в 1932 году после того, как в газете «Правда» от 11 мая была опубликована статья шахтёра под названием «Мой метод», в которой он подробно рассказал о своей технике добычи угля. Однако статью за шахтёра на основе его рассказа написал всё тот же Гершберг, тогда ещё молодой корреспондент «Правды», отправленный в Горловку. И, как вспоминает журналист, в Москву статья ушла с инициалом (Н. Изотов), а после запроса о полном имени шахтёра завшахтой ответил, что того зовут Никитой. И только через год жена Изотова сообщила Гершбергу, что шахтёра зовут не Никитой, а Никифором (путаницу могло внести семейное ласковое Никиша). Далее шахтёр попал в Москву, на приём к Серго Орджоникидзе, и, когда тот назвал Изотова Никитой, а рабочий поправил его, партийный деятель ответил: «Хотите знать моё мнение? Славное имя — Никита». В итоге собеседники сошлись на том, что пусть лучше Никита останется Никитой.

Как видим, история с именем Изотова почти полностью повторяет историю Стаханова (вплоть до рифмы «красивое русское имя Алексей» и «славное имя Никита»), но при этом произошла раньше, получила известность раньше и имеет свидетеля в лице непосредственного участника тех событий. И хотя здесь Гершберг несколько ошибается в деталях (статья «Изотова» называлась «Как я работаю», а от имени Изотова в ней тоже остался только инициал), однако есть и другие подтверждения истории. В частности, в другой советской биографии Изотов в беседе с Орджоникидзе уточняет, что ошибка случилась в иной заметке («Два года назад моё поздравление Горькому в газете пропечатали. "Мастеру литературы от мастеров забоя". И подписали "Забойщик Никита Изотов", чтоб им мышь за пазуху…»). Сам Гершберг через несколько лет исправит свою ошибку, отметив, что речь идёт о сентябрьском номере «Правды»:

Майская и сентябрьская статьи в «Правде» от имени Изотова

Таким образом, настоящим фигурантом истории про смену имени оказался другой забойщик-рекордсмен — Никита (Никифор) Изотов, а Стаханов попал в неё, по всей видимости, из-за эффекта ложной памяти, после чего байка обросла новыми подробностями.

Скорее всего, неправда

Что означают наши вердикты?

Почитать по теме:

  1. ЖЗЛ. Новаторы

Поделитесь с друзьями