Правда ли, что, если приложить ухо к раковине, можно услышать шум моря?

В детстве многие из нас слышали об этом замечательном свойстве морских раковин. Мы проверили, насколько оно соответствует действительности.

Легенду о том, что раковина сквозь года хранит в себе шум моря, можно узнать не только во дворе или на пляже. О ней в своих художественных произведениях сообщают как русскоязычные (Агния Барто, Семён Альтов, Андрей Лазарчук, Игорь Гарин), так и зарубежные авторы (Энид Блайтон, Луи Арагон). Вдохновлённый этим эффектом, Николай Гумилёв дал название «Звучащая раковина» руководимому им кружку молодых поэтов.

В своё время на этот вопрос ответил заведующий лор-отделением медицинского центра, доцент ЛОР-кафедры Учебно-научного медицинского центра Управления делами президента РФ Иван Акулич: «Нет, неправда. Если мы приложим к уху раковину, мы услышим не шум моря, а окружающие нас звуки, которые просто резонируют о стенки ракушки. Тот же шум появится, если мы приложим к уху любую другую ёмкость, например стакан или чашку. Всё дело в звуковых волнах. Шум моря имеет определённую звуковую частоту. Причём это не просто какой-то монотонный звук, а наложение (интерференция) разных звуков (шипения, шуршания, звука брызг и т. п.), которые наш мозг идентифицирует как шум моря. В замкнутом пространстве (в ракушке, чашке, стакане) масса окружающих нас звуков также накладываются друг на друга, и мы слышим определённый гул, который по своей частоте схож с частотой звуковых волн морского шума, поэтому нам и кажется, что мы слышим морской прибой. К тому же, если человек бывал на море, ему легче провести аналогию именно с его шумом».

Физическую сторону вопроса подробнее объяснили на портале Live Science. Оказывается, высота слышимого в раковине звука зависит от её размера. На отражение звука в крупной раковине требуется больше времени, поэтому такой звук покажется нам ниже тоном, чем в маленькой. Тем не менее, будь то высокий или низкий звук, почти во всех раковинах он напоминает шум прибоя. В издании National Geographic добавляют, что для имитации «эффекта ракушки» даже не нужен посторонний предмет — достаточно приложить к уху собственную ладонь.

А вот всемирно известный популяризатор науки Карл Крушельницкий опровергает очень распространённую мысль, которую можно встретить и у National Geographic, и на множестве других естественнонаучных и технических сайтов. Все они утверждают, что отражаемый от стенок раковины звук, который мы слышим, — это звук пульсации (или тока) крови, бегущей внутри наших ушных раковин. В подтверждение этого заключения часто приводят пример: мол, иногда мы слышим эту пульсацию, положив голову на мягкую подушку.

Однако эту теорию, как пишет Крушельницкий (физик и медик по образованию), легко опровергнуть простым экспериментом. Поднесите раковину к уху, прислушайтесь, затем побегайте несколько минут по пляжу, чтобы усилить кровоток по всему телу, и снова приложитесь к волшебной раковине. Вы обнаружите, что интенсивность звука «морского прибоя» осталась прежней. В целом же, по мнению учёного, раковина рядом с нашим ухом действует как звуковой эквивалент солнцезащитных очков. Она фильтрует набор звуков, которые постоянно атакуют наши уши и которые мы постоянно игнорируем. Например, она пропускает больше звуков одной частоты, но меньше — другой частоты. После этого пара ухо + мозг засекает изменения во входящем шуме. Мозг идентифицирует его как уже знакомый шум прибоя и вешает соответствующий «ярлык».

Справедливо ли отрицание роли кровотока в формировании звука из раковин или нет, но учёные сходятся в одном: к настоящему шуму прибоя этот эффект никакого отношения не имеет.

Фейк

Неправда

Что означают наши вердикты?

Почитать по теме:

Why do you 'hear the ocean' in a seashell?

Поделитесь с друзьями