Правда ли, что в США нельзя кричать «пожар!» в переполненном театре?

Периодически в качестве примера того, что свобода слова даже в Соединённых Штатах имеет свои границы, люди упоминают несколько необычный местный закон. Мы проверили, действительно ли в США действует подобный законодательный акт.

В 2011 году во время встречи с российскими студентами заместитель госсекретаря США Майкл Познер отметил, что к ограничениям в интернете нужно относиться так же, как и к свободе высказывания: «В США существует закон, который запрещает кричать "пожар!" при большом количестве людей поблизости». Директор украинского киноклуба в Колумбийском университете (Нью-Йорк) Юрий Шевчук в 2015 году сообщил, что «Конституционный суд США подтвердил… гражданин не имеет права кричать "пожар!" в заполненном кинотеатре». А вот на портале «Газета.ru» и в статье «Свобода слова» на сайте AlegsaOnline.com утверждается, что подобное решение некогда вынес не Конституционный, а Верховный суд США. Эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай» Рейн Мюллерсон в 2017 году назвал этот запрет единственным ограничением свободы слова в США. Писали о подобном ограничении и пользователи в соцсетях.

Свобода слова — базовая ценность для Соединённых Штатов Америки, что отражено в федеральном законодательстве. Первая поправка к Конституции США гласит: «Конгресс не должен издавать законов, устанавливающих какую-либо религию или запрещающих её свободное исповедание, ограничивающих свободу слова или печати или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб». Однако в силу отсутствия определения понятия «свобода слова» в Конституции те или иные случаи периодически становятся предметом рассмотрения со стороны Верховного суда США (органа под названием Конституционный суд в стране нет), а вынесенные решения имеют силу прецедента.

Так, на официальном сайте судебной системы США можно узнать, что свобода слова включает право:
1. не говорить (в том числе не салютовать флагу);
2. носить в школе нарукавную повязку в знак протеста против войны;
3. использовать определённые оскорбительные слова и фразы для донесения политических посланий;
4. жертвовать деньги на политические кампании;
5. рекламировать коммерческие продукты и профессиональные услуги (с некоторыми ограничениями);
6. осуществлять символические действия (например, сжигать флаг в знак протеста).

И, напротив, свобода слова не включает в себя право:
1. подстрекать к противоправным действиям;
2. изготавливать или распространять непристойные материалы;
3. сжигать призывные карточки в знак антивоенного протеста;
4. разрешать учащимся печатать статьи в школьной газете вопреки возражениям администрации школы;
5. произносить непристойную речь на мероприятии образовательного учреждения, будучи его учащимся;
6. выступать в поддержку незаконного употребления наркотиков на мероприятии образовательного учреждения, будучи его учащимся.

Как видим, интересующий нас случай в этой подборке примеров не упоминается. Однако подстрекательство к противоправным действиям и антивоенные протесты имеют прямое отношение к двум историческим делам, которые важны для нашего разбора. Оба кейса связаны с Актом о шпионаже 1917 года, сделавшим наказуемыми любые действия, которые мешают проведению военных операций США, в том числе высказывания против призыва. Фигурантами дел стали Юджин Дебс — пацифист, выступавший против Первой мировой войны, и Чарльз Т. Шенк — генеральный секретарь Социалистической партии США, через брошюры убеждавший военнообязанных отказаться от службы. Несмотря на попытки адвокатов сослаться на Первую поправку, оба подозреваемых были признаны виновными, причём в случае с Дебсом (1918 год) прокурор Эдвин Вёрц, проводя параллель, заявил: «Если в переполненной аудитории или в театре человек закричит "пожар!" в отсутствие оного и в результате паники кого-то затопчут насмерть, то этого человека можно справедливо обвинить в совершении убийства».

Через апелляцию дело дошло до Верховного суда, где в 1919 году судья Оливер Уэнделл Холмс-мл. оставил в силе решение суда нижней инстанции. Очевидно, он был хорошо знаком с материалами дела Дебса, потому что за неделю до рассмотрения апелляции, уже на суде по делу Шенка, подкрепил свой довод идентичной аналогией: «Даже самая строгая защита свободы слова не сможет защитить человека, который лживо крикнет "пожар!" в переполненном театре и тем самым вызовет панику».

Как видим, во фразе Холмса-мл. есть существенная деталь, отличающая её от рассматриваемой нами версии: юрист говорил только о ложных криках «пожар!», а не об обоснованных. Не менее важно, что эта фраза — и в версии Холмса, и в версии Вёрца — была не более чем аналогией и не содержала никаких отсылок к конкретному закону. Именно после того, как её озвучил именитый юрист Холмс, выражение «кричать "пожар!" в переполненном театре» стало крылатым (как в английском, так и в русском языке) и с тех пор применяется в ситуациях, когда человек хочет дать понять, что свобода слова не бывает безграничной. Например, в 2021 году его употребил президент США Джо Байден, говоря о том, что ни одна поправка к Конституции не абсолютна. Тем не менее, как мы убедились, параллельно с идиомой живёт представление о некоем решении американского суда по поводу криков «пожар!» в переполненном театре.

Были ли основания у американских судей в 1910-е годы проводить подобные аналогии? Безусловно. На рубеже XIX–XX веков ложные крики о пожаре стали причиной десятков случаев гибели людей в общественных местах США и Великобритании. Только в двух инцидентах в 1911 и 1913 году в Пенсильвании и Мичигане число жертв в искусственно спровоцированных давках суммарно составило около 100 человек. Так что образ злоумышленника, кричащего «пожар!» в театре, на тот момент был довольно устойчив и напрашивался для аналогии.

Конечно, лица, которые умышленно и без основания вызывают панику в общественных местах, инициируя своими криками (в том числе и о пожаре) опасные давки, несут ответственность перед американским законом. Это отражено в законодательстве на уровне многих штатов — например, в Огайо (в двух местах), Вашингтоне (в двух местах), Колорадо или Калифорнии. Однако человеку, крикнувшему «пожар!» (или «бомба!») в переполненном театре, скорее будет предъявлено обвинение не столько за сам возглас, сколько за его последствия (например, панику или получение людьми травм в давке), и то лишь в том случае, если пожара на самом деле не было. Причём если удастся доказать, что человек совершил ошибку, то, по словам юриста, специалиста по Первой поправке Нашвы Гевайли, его оправдают. С понятием свободы слова подобные законодательные акты в конфликт не вступают, а юрист, чьё сравнение на эту тему стало крылатым, не имел в виду никакой конкретный федеральный закон США.

Фото на обложке: Wikipedia.

Большей частью неправда

Что означают наши вердикты?

Почитать по теме:

  1. Правда ли, что в США закон запрещает срезать ярлыки с матрасов и подушек?
  2. Правда ли, что в США запрещена продажа «Kinder-сюрпризов»?
  3. Carlton F.W. Larson. "Shouting 'Fire' in a Theater": The Life and Times of Constitutional Law's Most Enduring Analogy

 


Поделитесь с друзьями