Правда ли, что в СССР клещей было значительно меньше, чем в современной России?

Распространено мнение, что во времена СССР клещей было намного меньше и они реже кусали людей. Мы решили проверить, подтверждается ли это статистическими данными.

О почти полном отсутствии клещей в Советском Союзе нередко пишут в СМИ: «Русская семёрка», «Московский комсомолец», «Аргументы и факты». Также эта тема популярна в блогах — такие посты есть на «Дзене» и «Пикабу», во «ВКонтакте», в «Пульс Mail.ru», на YouTube и в LiveJournal.

Клещи — это представители подкласса членистоногих из класса паукообразных. Они составляют самую многочисленную группу в классе — описано более 54 000 видов, включая 144 ископаемых. Интересно, что клещи почти не эволюционировали — 242 млн лет назад эти животные минимально отличались от своих современников. Некоторые учёные даже предполагают, что клещи, переносившие различные смертельные заболевания, вместе с малярийными комарами стали одной из причин вымирания динозавров.

Сегодня наиболее опасное для человека и животных семейство клещей — это иксодовые. Эти членистоногие распространены абсолютно по всей планете, в том числе в Арктике и Антарктиде (например, описаны виды, паразитирующие на пингвинах). По-научному тип питания клещей называется облигатной гематофагией, то есть для дальнейшего развития животное в каждую фазу своей жизни (личинка, нимфа первой стадии и иногда второй, а затем имаго, то есть взрослая особь) должно питаться кровью другого существа. Личинки питаются кровью мелких грызунов и птиц, перелинявшие за зиму нимфы охотятся на более крупных зверьков — зайцев, ежей, бурундуков. И только превратившись в имаго, клещ проявляет интерес к человеческой крови. Жизненный цикл клеща в зависимости от вида занимает от нескольких дней до десятка лет. Если внешние условия неблагоприятны, клещи могут уходить в диапаузу — аналог спячки, во время которой они становятся почти невосприимчивы к любым отравляющим веществам.

Основание хоботка с вентральной стороны самки вида Phipicephalus pumilio. Рисунок из работы Б. И. Померанцева «Клещи СССР и сопредельных стран». Источник

Клещи могут быть переносчиками различных патогенов. Первая группа — это вирусы, например Flavivirus, который вызывает клещевой энцефалит, тяжёлое заболевание, характеризующееся лихорадкой, интоксикацией и поражением серого вещества головного мозга и оболочек головного и спинного мозга (менингит, менингоэнцефалит, энцефаломиелит). Эта болезнь может приводить к тяжёлым неврологическим и психиатрическим осложнениям, а также смерти больного. Летальный исход наступает в 1–3% случаев при заражении европейским подтипом и достигает 40% при дальневосточном подтипе. При этом от клещевого энцефалита существует эффективная вакцина. 

Также при укусе клещ может заразить человека простейшими, например трипаносомами, вызывающими болезнь Шагаса, которая может привести к необратимым повреждениям внутренних органов, в первую очередь сердца. Её летальность доходит до 10%, вакцины не существует. Также опасными простейшими при укусе клеща может заразиться собака — в частности, пироплазмиды вызывают серьёзные заболевания крови: бабезиозы, тейлериозы и нутталлиоз. Бабезиоз (пироплазмоз) особенно опасен для маленьких, пожилых или ослабленных животных, обычно они не могут справиться с болезнью и умирают от разрушения эритроцитов крови. Вакцины также не существует, но противопаразитарные препараты имеют некоторую эффективность. 

Следующая группа опасных патогенов — это круглые черви-паразиты филярии, которые поражают разные системы органов: лимфатическую, вызывая слоновость — патологическое разрастание кожи и подкожной клетчатки, желудочно-кишечную и сердечную. Также паразит может поселиться под кожей, в мозгу, в яичках или внутри глазного яблока, вызывая слепоту. 

Также клещи переносят опасные бактерии — спирохеты и риккетсии. Первые вызывают болезнь Лайма, другое название — клещевой боррелиоз, который проявляется головной болью, тошнотой, мигрирующими болями в костях и мышцах, общей слабостью, быстрой утомляемостью и лихорадкой с подъёмом температуры до 40 °С. Эта болезнь хорошо отвечает на антибиотикотерапию, также в 1995 году появилась вакцина против неё, однако на волне антивакцинаторского движения она оказалась невостребованной и была снята с производства. Сейчас ведутся разработки вакцины на основе мРНК-технологии. В свою очередь, риккетсии вызывают клещевой сыпной тиф, который сопровождается лихорадкой, головной болью, болью в мышцах и характерными высыпаниями, прогноз при должном лечении обычно благоприятный.

С учётом количества заболеваний, переносимых клещами, меры по снижению популяции этих членистоногих весьма оправданны. В последние годы в России особенно растёт заболеваемость клещевым энцефалитом и боррелиозом, о чём регулярно сообщает Роспотребнадзор, при этом не публикуя в открытом доступе обобщённую статистику по укусам клещей за разные годы. Например, в 2015 году ведомство указывало, что ситуация в мае «примерно на уровне аналогичного периода прошлого года» (129 422 пострадавших), в июне — «обращаемость пострадавших от укусов клещей увеличилась на 15%» (235 281), в июле — «обращаемость пострадавших от укусов клещей увеличилась на 21%» (361 559), в августе — «обращаемость пострадавших от укусов клещей увеличилась на 19%» (478 291 с начала года). Нет каких-то итоговых данных и в СМИ. В открывающем клещевой сезон пресс-релизе от 1 апреля 2016 года сказано, что «в эпидемический сезон 2015 года (с 1 апреля по 1 октября) в стране было зарегистрировано более 500 000 случаев обращения людей в медицинские организации по поводу присасывания клещей, что на 22% больше, чем в 2014 году». При этом в 2016 году изменилась и методика подсчёта: если в 2015-м ведомство указало количество граждан, обратившихся в медучреждения по поводу укусов, то в отчётах 2016 года этот параметр изменён — есть цифры только по исследованным клещам. То есть, если в 2015 году человека кусал клещ, он избавлялся от него самостоятельно, а в больницу приходил, чтобы проконсультироваться с врачом, то он попадал в статистику, но в 2016 году без клеща при себе он в статистике не учитывался. Итоги сезона не подведены в принципе — последний бюллетень фиксирует ситуацию на 12 августа. К тому моменту есть уже и количество обращений в больницу — 419 000 (рост на 12% в сравнении с тем же периодом прошлого года). Это несколько противоречит более ранним комментариям ведомства в СМИ: например, в мае 2016 года изданию «Коммерсантъ» Роспотребнадзор сообщил: «Количество обратившихся по поводу укусов клещами увеличилось в четыре раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года» (публикация от 5 мая 2016 года). 

Таким образом, собрать методологическую чёткую статистику по укусам клещей даже за последние 10 лет невозможно, не говоря уже о том, чтобы проследить динамику со времён СССР.

Однако существует несколько факторов, которые действительно могли привести к тому, что клещей становится больше. Первое, что нужно отметить, — это глобальное потепление. И хотя клещи могут жить даже в суровых условиях высоких широт, те виды, которые обитают в лесах России, наиболее комфортно себя чувствуют при среднесуточной температуре выше +15 °С. Например, 2020 год был самым тёплым за историю наблюдений — среднегодовая температура была на 3,22 °C выше нормы. Скорость роста температуры в России намного выше, чем в среднем по миру, — «в 1976–2019 годах [прибавка] составила в среднем 0,47 °C за десять лет». То есть увеличилась продолжительность самого сезона клещей: членистоногие просыпаются раньше, засыпают позже, и времени, чтобы потенциально кусать людей, у них становится больше.

Второй важный фактор — уровень информированности об опасности укусов клещей. С 1 апреля 2023 года по запросу в Google «укус клеща» выдаётся около 250 публикаций. Сейчас пациент с большей вероятностью обратится в медучреждение и будет занесён в статистику, а не останется дома, выкрутив клеща самостоятельно. Если клещ был неинфицированный, никаких неблагоприятных последствий для здоровья не наступит и факт укуса не будет нигде отражён.

Источник

Наконец, третий и, возможно, самый важный фактор — то, что можно условно назвать лесопользованием. Во-первых, для перехода из стадии в стадию клещу требуется особая среда — влажная и тёплая подстилка из травы, опавших листьев и валежника. Во времена СССР сельскохозяйственные весенние палы травы просто оставляли клещу значительно меньше укромных мест для линьки. О важности такой профилактики, например, написано в статье «Иксодовые клещи» в третьем издании (1974–1989) «Большой медицинской энциклопедии»: «Борьба с клещами включает лесохозяйственные и агрокультурные мероприятия (расчистка леса от валежника, выжигание травянистой растительности до начала вегетационного периода, оздоровление пастбищ и сенокосных угодий, правильная их смена и др.)». В той же статье говорится и о применении специальных акарицидных (то есть «убивающих клещей») препаратов: «По эпидемиол[огическим] показаниям проводят обработку очаговых территорий акарицидами (препараты ДДТ, гексахлоран и фосфорорганические соединения). В степных и пустынных р[айо]нах для борьбы с клещами и их прокормителями применяют обработку нор комбинированными аэрозолями. Акарицидные аэрозоли применяют для обработки помещений, где содержится скот. Обработку скота производят фосфорорганическими соединениями». 

ДДТ, известный химикам как дихлордифенилтрихлорметилметан (C14H9Cl5), — сильный акарицид и инсектицид. В 1939 году швейцарский химик Пауль Мюллер, изучая уже известный учёным ДДТ, обнаружил, что он крайне эффективно убивает различных вредителей сельскохозяйственных культур. В 1948 году Мюллер удостоился Нобелевской премии по медицине и физиологии с формулировкой «за открытие высокой эффективности ДДТ как контактного яда».

При этом вещество спасало не только урожай — в 1944 году ДДТ смог предотвратить эпидемию тифа в Неаполе. Основной переносчик тифа — платяная вошь. Для того чтобы избавить людей от этих насекомых, 1,3 млн человек были опрысканы 5-процентным раствором ДДТ, никаких серьёзных побочных явлений, кроме отдельных кожных реакций, не было, а эпидемию удалось победить в самом её начале. По оценке американской Национальной академии наук, применение ДДТ также спасло 500 млн человек от малярии, убив её переносчиков — комаров.

Однако в 1962 году в печать вышла книга американской писательницы Рэйчел Карсон «Безмолвная весна», в которой автор утверждала, что ДДТ ухудшает репродуктивную функцию птиц. На сторону Карсон встали многие экоактивисты. К концу 1970-х годов большинство стран отказались от применения ДДТ. СССР формально ввёл такой запрет в 1969 году, однако на практике в отдельных регионах инсектицид использовался до начала 1990-х годов. Показателен также опыт ЮАР: после того как страна запретила использование ДДТ в 1996 году, заболеваемость малярией выросла в шесть раз, и властям не осталось ничего другого, как вновь разрешить его применение. ВОЗ все эти годы, можно сказать, держала нейтралитет — не запрещала ДДТ, но и не финансировала его закупки развивающимися странами, как это бывает с другими лекарствами.

При этом к книге Карсон у учёных много вопросов. Во-первых, она зачастую опирается лишь на анекдотические свидетельства вроде «раньше в нашей деревне было много птиц, а стало мало». Во-вторых, её данные противоречат наблюдениям орнитологов — численность птиц в эти годы в США, напротив, увеличивалась. В-третьих, она ссылается на работы Джеймса ДэУитта, который подмешивал в корм птицам высокие дозы ДДТ, а затем пришёл к выводу, что у группы, которая регулярно получала эту добавку, птенцы вылупились только из 80% яиц. Звучит и в самом деле настораживающе, если не принять во внимание тот факт, что у контрольной группы этот показатель был не намного выше — всего 83,9%. В 2012 году, к 50-летнему юбилею «Безмолвной весны», в журнале Nature опубликовали критическое письмо группы учёных о том, что отказ от ДДТ был необоснованным. Авторы письма утверждали, что «результатом необоснованных страхов, основанных на плохо понятых наблюдениях, стали от 60 до 80 млн преждевременных и напрасных смертей — в основном детских». Популяризатор научного мышления и фактологичности Ханс Рослинг считает общественную настороженность по отношению к ДДТ одной из важнейших причин хемофобии — боязни химических веществ. Хемофобы стараются избегать «химии» везде, где только можно, — в косметике, в быту и продуктах, не осознавая, что весь мир состоит из химических элементов и питаться «не химией» попросту невозможно.

Возвращаясь к клещам, можно предположить, что ключевую роль в снижении их популяции во времена СССР играл именно ДДТ, которым регулярно опрыскивали огромные площади. Во-первых, этот инсектицид был относительно дешёвым в производстве, во-вторых, обработку можно было производить даже с самолётов, что позволяло воздействовать на огромные площади, в-третьих, препарат долго действовал — обработки ранней весной хватало на целый сезон. О важности именно обработки ДДТ в комментарии «Коммерсанту» высказывалась ведущий научный сотрудник лаборатории природно-очаговых инфекций Центрального НИИ Роспотребнадзора Людмила Карань: «В 1970-е годы, например, в Кемеровской области, где было очень высокое число случаев энцефалита, ставился эксперимент по тотальной обработке всех территорий ДДТ. Из-за его долгого действия были уничтожены все три генерации клещей трёхгодичного цикла развития». 

К сожалению, полноценного и более безопасного аналога ДДТ у человечества пока нет, а в список разрешённых к применению пестицидов и агрохимикатов он не включён. Современные препараты против клещей, во-первых, имеют короткий период действия, и обработку нужно проводить несколько раз за сезон. Во-вторых, государство больше не организует массовые обработки всех лесных зон. Вместо этого действующий СанПин предполагает, что юридические лица и индивидуальные предприниматели должны обеспечивать акарицидную обработку «территорий парков, скверов, кладбищ, оздоровительных баз и организаций, мест массового отдыха и пребывания населения, а также прилегающих к ней территорий на расстоянии не менее 50 м». Такая выборочная обработка также способствует дальнейшему распространению этих членистоногих.

Таким образом, есть вероятность, что клещей в СССР было действительно значительно меньше. Глобальное потепление увеличило сезон, когда среднегодовая температура воздуха стала более благоприятной для их появления, а отказ от такого эффективного инсектицида, как ДДТ, привёл к росту численности всевозможных насекомых и паукообразных, в том числе клещей. Также свою роль играла системность обработки больших территорий, которая сейчас отсутствует, и особенности ведения сельского хозяйства. Однако точных замеров количества этих паукообразных не проводилось ни тогда, ни сейчас. Более того, в статистику попадают только те, кто обратился за помощью после укуса. Поэтому точных цифр об укушенных также получить невозможно.

Изображение на обложке: Серебряный Бор (Хорошёвский лесопарк), лесной массив на западе Москвы. Фотобанк Moscow-Live

Это не точно

Что означают наши вердикты?

Поделитесь с друзьями