Правда ли, что гены ребёнку передаются не только от родителей, но и от предыдущих сексуальных партнёров матери?

Популярная теория телегонии гласит, будто предыдущие половые партнёры матери оставляют навсегда свой генетический след в её детях, рождённых от другого партнёра. Мы решили проверить, есть ли у такого убеждения научные обоснования.

Теория о том, что ребёнку передаются гены не только от родителей, но и от предыдущих сексуальных партнёров матери, известная как телегония, распространяется в русскоязычном медиапространстве много лет. Об этом пишут и снимают видео на площадках «Дзен» и «Пикабу», вопрос передачи чужих генов ребёнку обсуждается на форумах. В 2009 году в журнале «Физика сознания и жизни, космология и астрофизика» вышла пространная статья, доказывающая научность телегонии. В том же году в интервью о телегонии как о науке рассуждала Анна Кузнецова, будущая омбудсвумен по правам ребёнка (2016–2021), а ныне заместитель председателя Государственной думы. В 2016-м кубанские власти поддержали показ школьникам фильма, в котором утверждение, что мужчина должен жениться только на девственнице, обосновывалось телегонией. С регулярностью статьи или мнения о научных доказательствах телегонии публикуются на различных неавторитетных сайтах. Статьи, в которых эксперты рассуждают о реальности передачи генов первого партнёра, появляются в российских региональных и федеральных СМИ, а также на сайтах с ярко выраженной религиозной тематикой. Последняя заметная публикация, в которой утверждалось подобное, вышла в журнале «Юридическая наука: история и современность» в декабре 2023 года. В статье, соавтором которой указан депутат Госдумы Игорь Ананских, этот вопрос освещается как один из проблемных.

Термин «телегония» предложил известный генетик XIX века Август Вейсман, объединив слова tele («далеко») и gennao («порождаю»). Наибольшую известность телегония приобрела в связи со случаем, описанным Чарльзом Дарвином. Кобыла лорда Мортона, впервые покрытая кваггой (вымершим подвидом зебры), затем от жеребца своей породы родила жеребят с характерными для квагг полосками на ногах. И если сам Дарвин считал это проявлением архаичного признака, свойственного общему предку лошадиных, французский биолог Феликс ле Дантек объяснил ситуацию тем, что часть генов первого самца остаётся и влияет на дальнейшее потомство самки. Более того, в 1898 году он же предположил, что у людей это должно работать так же: «Нельзя допустить, чтобы побочные дети не имели никаких признаков мужа их матери, если эта последняя хотя бы раз не была оплодотворена им. <…> Ребёнок, родившийся от женщины, у которой ранее было много детей от разных партнёров, может иметь признаки от всех этих предыдущих отцов».

В СССР телегония стала популярна во времена лысенковщины — господства псевдонаучной советской альтернативы классической генетике. Сторонники этой теории верили, что родитель может передать потомку приобретённые признаки, то есть если на протяжении нескольких поколений отрезать коровам один рог, то со временем начнут рождаться однорогие коровы.

Однако подтвердить телегонию научно так и не получилось. Шотландский биолог Коссар Эварт в конце XIX века проводил многолетние опыты с лошадьми и зебрами и выяснил, что появление полосок на ногах могло происходить и у кобыл, никогда не имевших спариваний с самцами квагг или зебр. Эксперименты, проведённые на кроликах, голубях и собаках, также не дали результата. 

При этом в 2014 году австралийский биолог Анджела Дж. Крин заявила, что смогла обнаружить наследственные механизмы, аналогичные телегонии, у мух-нериид вида Telostylinus angusticollis. В исследовании учёные выращивали крупных самцов плодовых мух на диете, богатой питательными веществами, и самцов меньшего размера на бедном питательными веществами рационе. Самцов разного размера подсаживали к молодым самкам, которые уже были готовы совокупляться, но не давать потомство. Когда самка достигала зрелости, её партнёра меняли: вместо крупного подсаживали мелкого, и наоборот. Хотя самка и рожала потомство от второго самца, размер её потомства определялся рационом первого партнёра. Учёные предположили, что незрелые яйцеклетки способны поглощать молекулы семенной жидкости первого самца.

Обычное генетическое наследование происходит так: половину генетической информации потомок получает из яйцеклетки матери, а половину — из сперматозоида отца. Третьего набора генов природой не предусмотрено. Биологи предположили, что в случае с мухами информацию может нести и семенная жидкость. Однако это не доказывает существование телегонии, в том числе у людей. Кандидат биологических наук Сергей Лысенков поясняет

«В специальных условиях эксперимента некоторые приобретённые признаки могут передаваться от самца другим детям самки, с которой он спаривался. Но это именно негенетическое наследование приобретённых свойств. Подавляющее большинство признаков всё же передаётся обычным путём, через гены, метилированные или нет, и только напрямую от отца и матери. Результаты исследования, как ни хотелось бы, возможно, современным сторонникам телегонии обратного, ни на сколько не увеличивают возможность того, что предыдущие самцы данной самки могут оставлять у неё свои гены». 

Похожим образом высказывается относительно австралийского эксперимента популяризатор науки и кандидат биологических наук Александр Панчин: 

«Я бы не стал называть обнаруженное явление телегонией. Когда говорят о телегонии, всё-таки подразумевают передачу именно наследственных признаков от первого самца. Если бы речь шла об окрасе или каком-то другом признаке, определяемом исключительно генами, это была бы настоящая телегония. А вот размер самца является не столько наследственным признаком, сколько приобретённым признаком (в результате особенной диеты). Да и сам эффект очень неспецифичен. Грубо говоря, с тем же успехом можно было бы назвать телегонией последствия ЗПП. Первый мужчина заразил свою партнёршу ВИЧ-инфекцией, женщина завела ребёнка от второго мужчины и родила ребёнка, больного ВИЧ. У ребёнка наблюдается признак, который был у первого мужчины его матери, — ослабленный иммунитет. Это тоже передача признака от первого (и не только) мужчины всему последующему потомству женщины. Мы про это давно знаем и телегонией не называем. Как правильно называть описанный в статье эффект, который наблюдался при скрещивании мух, мы узнаем только тогда, когда удастся разобраться в биологическом механизме, который за него отвечает».

Самки некоторых животных (но не человека) способны длительно сохранять сперму. Отдельные виды черепах (например, расписная черепаха) могут сохранять сперму в яйцеводах на протяжении трёх лет, а в кладке могут присутствовать потомки разных отцов. Человеческая сперма может сохранять жизнеспособность до пяти дней, однако это не свидетельствует о телегонии. Предположим, что девушка имела секс с партнёром 1, а затем с партнёром 2. Даже если оплодотворение произойдёт после второго полового акта, а «результативной» окажется сперма первого, ребёнок всё равно получит гены только одного отца, партнёра 1. А от второго в его геноме не будет и следа. Долго же сохраняться в организме женщины жизнеспособная сперма просто не может. 

Доктор биологических наук Марлен Асланян и профессор кафедры молекулярной биологии МГУ Александр Спирин в совместной статье «Полосатая дочь кобылы лорда Мортона» предполагают, что в признаки телегонии записывают три давно известных генетике явления. Первое — это атавизм, спонтанная вторичная мутация. 

«Хрестоматийный пример — появление хвоста у человеческого ребёнка ("хвостатый мальчик" — см. учебник для средней школы и Габриэль Гарсия Маркес «Сто лет одиночества»). <…> Атавизм в окрасе — например, неожиданное появление дикого признака тэбби (полосатость окраса) у кошки, являющейся потомком неполосатых родителей, — явление гораздо менее редкое, чем хвост у человека».

Второй возможный вариант — это возвращение признака дикого типа, обусловленное взаимодействием разных генов. Авторы объясняют это так: «У кошек признак тэбби может появиться при наличии гена рыжего окраса (О), который подавляет действие гена нон-агути даже в двойном наборе (аа). Другой пример взаимодействия генов окраса у кошек — эпистатическое (подавляющее все другие окрасы) действие гена белого окраса (W); поэтому при спаривании белой кошки или кота и даже при спаривании белой кошки с белым котом в потомстве могут "вылезти" любые окрасы, и никакой прохожий кот тут ни при чём».

Наконец, третье возможное объяснение — проявление рецессивных признаков в результате расщепления при определённых сочетаниях родительских генотипов. «Использование не чистых (заметьте у Дарвина — "почти чистокровная арабская кобыла…" — видимо, всё-таки не чистокровная!), сильно гетерозиготных линий родителей часто даёт неожиданные результаты в потомстве, порой напоминающие признаки какого-либо прежнего жениха кошки», — объясняют авторы. 

С учётом генетического разнообразия человеческой популяции ребёнок двух родителей со светлыми волосами может оказаться темноволосым, иметь отличный от родителей цвет глаз и другие признаки. Однако это не будет однозначно делать его потомком другого родителя. Определённость может внести лишь генетическая экспертиза.

Изображение на обложке: American Adoptions

Поделитесь с друзьями